+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Ответственность за соучастие в выводе активов и создании фиктивных долгов

30.10.20

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Ранее, в статье “Как выводят активы в преддверии банкротства” мы рассматривали основные способы вывода активов должника, которые встречаются на практике. Создание фиктивных долгов можно расценивать как частный случай вывода активов (только выводиться они будут при распределении конкурсной массы), поэтому понятие “вывод активов” будем использовать в этом широком смысле.

Очевидно, что для того, чтобы вывести активы должнику необходимо прибегнуть к помощи третьих лиц.

Если эти третьи лица являются контролирующими должника лицами (КДЛ), то на них по правилам Закона о банкротстве может быть возложена либо субсидиарная ответственность по долгам должника (если их действия привели к банкротству должника), либо ответственность в форме возмещения убытков (если их действия не стали причиной банкротства, а лишь ухудшили финансовое состояние должника).[i]

Однако как быть, если эти третьи лица не являются КДЛ или не могут быть КДЛ по определению? Например, по сложившейся судебной практике считается, что у должника — физлица в принципе не может быть контролирующего лица, а понятие КДЛ применимо только в отношении должников — юрлиц.

Как известно, ответственность КДЛ (как субсидиарная, так и в форме возмещения убытков) — это частный случай деликтной ответственности, правовое регулирование которой предусмотрено главой 59 ГК РФ “Обязательства вследствие причинения вреда”. То есть, КДЛ отвечает за вред, причиненный кредиторам должника.

В указанной главе ГК РФ имеется статья 1080, в которой содержится общее правило: “Лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно”.

Можно ли на основании этой нормы солидарно с КДЛ привлекать к ответственности их соучастников, которые совместно с КДЛ участвовали в выводе активов и тем самым причинили вред кредиторам должника?

В п.22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» говорится о различных формах соучастия нескольких КДЛ в причинении вреда кредиторам: “В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д.”.

А в п.24 этого же Постановления N 53 допускается принципиальная возможность солидарного возложения субсидиарной ответственности за доведение до банкротства на лиц, не являющихся КДЛ, за их соучастие в причинении вреда кредиторам.

В этой связи показательно дело ООО “Альянс”, которое было рассмотрено Определением СКЭС Верховного Суда РФ от 23.12.2019 N 305-ЭС19-13326 и вошло в п.23 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2020)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 10.06.2020).

В рамках этого дела директор и единственный участник ООО “Альянс” Самыловских В.И. с целью уклонения от уплаты налогов оформлял фиктивные договоры субподряда с фирмами-однодневками, что привело к взысканию налоговой задолженности в общей сумме 309,9 млн.руб.

Его супруга Кириенко Н.А. была бухгалтером или руководителем ряда компаний, через которые выводились деньги ООО “Альянс”, также она консультировала директора одной из таких компаний по вопросам налогообложения.

Дорогостоящее имущество, находящееся в собственности Самыловских В.И. и Кириенко Н.А., супруги безвозмездно передали на основании договоров дарения своим детям.

Несмотря на то, что Кириенко Н.А. не была признана контролирующим ООО “Альянс” лицом, суд признал ее сопричинителем вреда и привлек солидарно со своим супругом (КДЛ) к субсидиарной ответственности в размере 311 млн.руб., т.е. в общем размере неудовлетворенных требований кредиторов.

Верховный Суд РФ указал, что при привлечении к субсидиарной ответственности в части, не противоречащей специальным положениям Закона о банкротстве, подлежат применению общие положения глав 25 и 59 ГК РФ и, в частности, ст.1080 ГК РФ, предусматривающая солидарную ответственность сопричинителей вреда.

Что касается детей, на которых были выведены активы супругов Самыловских В.И. и Кириенко Н.А., то Верховный Суд РФ также не признал их КДЛ, но также допустил привлечение их к ответственности, указав следующее:

Лицо, умышленными действиями которого создана невозможность получения кредиторами полного удовлетворения за счет имущества контролирующего должника лица, виновного в его банкротстве, отвечает солидарно с указанным контролирующим лицом за причиненные кредиторам убытки в пределах стоимости полученного имущества”.

Возникновение солидаритета из разных оснований суд обосновал следующим уже привычным образом (через общую цель и исключение неосновательного обогащения):

Несмотря на то, что основания требований кредиторов к контролирующим лицам (создание необходимых причин банкротства) и приобретшим их имущество родственникам (создание невозможности полного исполнения за счет имущества контролирующих лиц) не совпадают, требования кредиторов к ним преследуют единую цель — возместить в полном объеме одни и те же убытки (ст. 15 ГК РФ), поэтому к обязательствам контролирующих лиц и упомянутых родственников применяются правила о солидарных обязательствах, что также позволяет исключить возникновение неосновательного обогащения на стороне пострадавших кредиторов”.

Как видно на данном примере, Верховный Суд РФ фактически предлагает дифференцировать размер ответственности сопричинителей вреда в зависимости от размера  вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этих лиц (действия детей не стали причиной банкротства ООО “Альянс”, поэтому размер их ответственности ограничен стоимостью полученного ими имущества, на которое кредиторы могли обратить взыскание).

При этом необходимым условием привлечения соучастников к ответственности является наличие в их действиях вины в форме умысла на причинение вреда кредиторам должника.

Если такой вины нет, то возможно кредиторам следует избрать иной способ защиты.

Например, если в вышеприведенном казусе дети были дееспособными и заключили со своими родителями договоры дарения имущества с целью недопущения обращения на него взыскания по требованиям кредиторов, то они (дети) должны нести деликтную ответственность перед кредиторами.

Если же дети были недееспособными или не преследовали вышеуказанную цель, а родители использовали их личности в качестве инструмента для сокрытия имущества от кредиторов, то уместнее говорить о том, что была совершена мнимая сделка, лишь для вида. В этом случае такая сделка является ничтожной, имущество подлежит возврату дарителям в порядке реституции, после чего у кредиторов появляется возможность обратить на него взыскание.

Подводя итог, можно сформулировать следующие выводы:

1. Соучастники вывода активов, не являющиеся КДЛ, несут деликтную ответственность перед кредиторами должника на основании главы 59 ГК РФ “Обязательства вследствие причинения вреда”.

2. Соучастники отвечают солидарно с КДЛ (ст.1080 ГК РФ).

3. Соучастники несут ответственность при наличии в их действиях умысла на причинение вреда кредиторам должника.

4. Размер ответственности соучастников зависит от размера вреда, причиненного кредиторам по вине этих лиц.

 

[i] Более подробно про КДЛ и их ответственность смотрите нашу статью “Как кредитору взыскать деньги с банкрота. Часть II. Субсидиарная и иная ответственность контролирующих должника лиц”.

Обратный звонок


Принять политику конфиденциальности

+
Бесплатная консультация




Принять политику конфиденциальности

+
Поиск
+ Закрыть