+7 (914) 952-000-6
г.Иркутск, Ленина 6, 3 этаж

Как кредитору взыскать деньги с банкрота. Часть I. Оспаривание сделок и действий

1.08.18

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

По данным Федресурса за 2017 год реестровые кредиторы третьей очереди получили лишь 5,4% своих долгов. Но не стоит отчаиваться. Иногда кредиторам удается получить существенно больше.

В нашей практике был даже случай полного восстановления платежеспособности должника, признанного банкротом, у которого ничего кроме пачки документов не было (дело о взыскании с Российской Федерации 58 млн. руб.).

Рассмотрим некоторые правовые механизмы, которые позволяют в ряде случаев существенно пополнить конкурсную массу должника.

Не секрет, что в преддверии банкротства многие должники выводят активы, наращивают кредиторскую задолженность, предпринимают иные действия, чтобы кредиторам ничего не досталось.

Очень часто эти сделки и действия удается оспорить с помощью специальных правил главы III.1 Закона о банкротстве «Оспаривание сделок должника».

Оспаривать можно не только сделки, совершенные самим должником, но и совершенные другими лицами (например, кредитор подал заявление о зачете встречных требований).

Оспаривать можно не только сделки, но и действия, сделками не являющимися. Это могут быть действия должника по исполнению своих обязательств (платежи кредиторам или передача им имущества, выплата зарплаты или уплата налогов и т.п.). Это могут быть и действия третьих лиц (например, безакцептное списание банком денег со счета должника или перечисление приставом взысканных с должника денег взыскателю).

Оспаривать можно брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов, уплату налогов, действия по исполнению судебного акта, мировое соглашение и т.д.

Оспаривать можно даже задолженность, подтвержденную решением третейского суда. В последнее время стороны гораздо чаще стали использовать третейские суды для создания «искусственной» задолженности. Какое-то время с этим явлением было очень трудно бороться, так как многие суды рассуждали примерно следующим образом: решение третейского суда не отменено и вступило в силу, по нему выдан исполнительный лист, поэтому его надо исполнять.

Однако Верховный Суд РФ выработал иной подход: «Возможность конкурсных кредиторов в деле о банкротстве доказать необоснованность требования другого кредитора, подтвержденного решением третейского суда, обычно объективным образом ограничена, поэтому предъявление к ним высокого стандарта доказывания привело бы к неравенству таких кредиторов. При рассмотрении подобных споров конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie[1], подтвердив существенность сомнений в наличии долга. При этом другой стороне, настаивающей на наличии долга, присужденного третейским судом, не должно составлять затруднений опровергнуть указанные сомнения, поскольку именно она должна обладать всеми доказательствами своих правоотношений с несостоятельным должником» (Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2017 N 310-ЭС17-8992 по делу N А54-3033/2016).

Как будет показано ниже, одним из условий для признания сделки недействительной является попадание даты ее совершения в так называемые «периоды подозрительности».

В этой связи для целей оспаривания сделки по банкротным основаниям законодатель ввел юридическую фикцию,[2] которая заключается в том, что сделка под условием[3] считается совершенной в момент наступления соответствующего условия. Для такой сделки не важно, когда она была фактически совершена, важно, когда наступило условие. Если условие наступило в период подозрительности, то считается, что вся сделка совершена в этот период (п.2 ст.61.1 Закона о банкротстве).

Примеры сделок под условием, которые можно встретить в банкротских спорах:

— трудовой договор содержит условие, согласно которому в случае его расторжения по инициативе работодателя, в том числе в связи с признанием работодателя банкротом, работнику выплачивается выходное пособие в размере 36 средних месячных окладов;

— договор залога содержит условие, согласно которому в случае гибели предмета залога он (предмет залога) заменяется на другое определенное в договоре имущество.

В обоих этих случаях для целей оспаривания данных положений договоров датой совершения сделок будет считаться не дата их подписания, а дата наступления соответствующего условия (дата расторжения трудового договора или дата гибели предмета залога).

Закон выделяет две категории сделок, которые могут быть оспорены по правилам главы III.1 Закона о банкротстве – это подозрительные сделки и сделки с предпочтением.

1. Подозрительные сделки

Подозрительные сделки бывают двух типов:

  • «неравноценные» для должника сделки, совершенные в период подозрительности;
  • сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

1.1. Неравноценные для должника сделки, совершенные в период подозрительности (п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве)

Сюда попадают сделки при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, когда цена или иные условия сделки существенно в худшую для должника сторону отличаются от аналогичных сделок, совершаемых в сравнимых обстоятельствах. Классический пример неравноценной сделки – это продажа имущества по заниженной цене.

Если условия сделки формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику заранее было известно, что его контрагент не сможет его предоставить, то такая сделка также может быть признана недействительной по п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве (п.8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

Обязательно такая сделка должны быть совершена в так называемый «период подозрительности» – в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Доказывать недобросовестность контрагента не требуется.

1.2. Сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов (п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве)

Сюда попадают сделки, в отношении которых одновременно соблюдаются следующие условия:

  • сделка совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления;
  • сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
  • такой вред был причинен;
  • другая сторона сделки на момент ее совершения знала о том, что сделка совершается с целью причинения вреда кредиторам.

В случае недоказанности хотя бы одного элемента из этого состава суд откажет в признании сделки недействительной.

Некоторые элементы из данного состава субъективны, их сложно доказать. Так, сложно доказать, что действительной целью сделки было причинение вреда кредиторам и что контрагент должника знал об этой цели.

Чтобы упростить процесс доказывания, законодатель ввел две презумпции[4]:

  • при каких условиях предполагается, что другая сторона знала о том, что сделка совершается с целью причинения вреда кредиторам и
  • при каких условиях предполагается цель причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Не будем полностью воспроизводить эти презумпции, но отметим, что вопреки часто встречающемуся среди юристов мнению, эти презумпции являются опровержимыми – они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

Например, если другая сторона докажет, что на самом деле она не знала о том, что сделка совершается с целью причинения вреда кредиторам, то презумпция на наличие у нее такого знания не действует. Поэтому в таких делах, как правило, основные споры возникают вокруг того, «знала или не знала», «была цель или не была».

Как указано в ст.71 АПК, арбитражный суд оценивает доказательства «по своему внутреннему убеждению». Поэтому очень многое в таких спорах зависит от способности стороны, опровергающей соответствующую презумпцию, убедить суд в том, что она действовала добросовестно.

2. Сделки с предпочтением (ст.61.3 Закона о банкротстве)

Сделка с предпочтением – это сделка, которая влечет за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения их требований.

Закон содержит открытый перечень условий, при которых сделка может быть квалифицирована как сделка с предпочтением:

  • сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки (абз.2 п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве);
  • сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки (абз.3 п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве);
  • сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами (абз.4 п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве);
  • сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве) (абз.5 п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве).

Поскольку данный перечень является открытым, предпочтение может иметь место и в иных случаях.

Не любая сделка с предпочтением может быть признана недействительной. Имеет значение дата ее совершения.

Если сделка с предпочтением была совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение 1 месяца до этой даты, то такую сделку суд признает недействительной в любом случае (фактор добросовестности контрагента значения не имеет).

Если сделка с предпочтением совершена в течение 6 месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании, то суд признает ее недействительной, если:

  • есть признаки, предусмотренные абз.2 и 3 п.1 ст.61.3 Закона о банкротстве (фактор добросовестности контрагента также значения не имеет);

либо

  • установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать такой вывод (фактор добросовестности контрагента значение имеет). Причем недобросовестность контрагента предполагается, пока он не доказал обратное.

В настоящее время уже наработана достаточно обширная практика оспаривания сделок с предпочтением. Так, суды признают недействительными:

  • сделанное кредитором должника заявление о зачете (в том числе решение налогового органа о зачете);
  • безакцептное списание банком денег со счета должника (в том числе на основании исполнительного листа);
  • перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника;
  • оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога;
  • установление залога по ранее возникшим требованиям;
  • мировое соглашение, утвержденное судом.

При оценке того, знал ли кредитор о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, недостаточно одного факта того, что должник имел перед ним просроченную задолженность или что банк (или налоговый орган) имел финансовую отчетность должника. Необходимо наличие дополнительных доказательств недобросовестности кредитора.

При этом суды руководствуются следующей логикой: если сведения о введении той или иной процедуры банкротства опубликованы в ЕФРСБ, то считается, что контрагент должен был знать об этом, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.

Суды не признают сделками, которые могут быть оспорены по правилам ст.61.3 Закона о банкротстве, акты сверок и иные действия, направленные на установление сложившегося в пользу кредитора сальдо взаимных предоставлений, так как отсутствует такой квалифицирующий признак как получение кредитором предпочтения (Определение Верховного Суда РФ от 29.01.2018 N 304-ЭС17-14946 по делу N А46-6454/2015).

Очень часто при установлении требований кредиторов арбитражный управляющий или иные заинтересованные кредиторы возражают против включения требования определенного кредитора в реестр требований кредиторов, ссылаясь на то, что им была совершена подозрительная сделка или сделка с предпочтением.

Как правило, такие возражения не срабатывают, поскольку предусмотренные гл. III.1 Закона о банкротстве сделки (как подозрительные, так и с предпочтением) относятся к категории оспоримых. То есть они действительны, пока суд не признает их недействительными. Поэтому до признания судом такой сделки недействительной (а это уже отдельный процесс), стороны не могут ссылаться на ее недействительность.

Однако у этого правила есть исключение. При установлении требований кредиторов суд может квалифицировать сделку как совершенную со злоупотреблением правом. В этом случае она становится уже не оспоримой, а ничтожной (основание — ст.10 и п.2 ст.168 ГК), что дает суду право считать ее недействительной с момента ее совершения при отсутствии соответствующего судебного акта (п.4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).

Арбитражному управляющему и кредиторам следует знать об этом, чтобы не допускать включения в реестр недобросовестных кредиторов, которые могут успеть напринимать нужные только им решения на собрании кредиторов.

Хотя справедливости ради следует отметить, что одни лишь ошибки истца в правовом обосновании не должны приводить к отказу в иске. Если суд придет к выводу о наличии иного правового основания недействительности сделки, чем то, на которое ссылается истец, суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права. Но данное правило выполняется не всегда. Иногда судьям проще рассматривать споры только исходя из доводов сторон.

Некоторые ошибки истца непоправимы.

Так, часто вывод активов из компании начинается с того, что создается 100% дочернее общество, которому передаются активы компании в качестве оплаты уставного капитала. Не стоит терять время на оспаривание данной сделки на основании ст.61.2 Закона о банкротстве, мотивируя это тем, что активы были переданы по заниженной оценке (что бывает очень часто).

Скорее всего суд откажет вам, так как: «Само по себе совершение сделки по внесению единственным учредителем имущества в уставный капитал не влечет причинения вреда имущественным интересам кредиторов учредителя вне зависимости от номинальной стоимости выпущенных при создании дочернего общества акций и оценки неденежного вклада в уставный капитал. Требования кредиторов учредителя гарантируются размещенным при создании нового акционерного общества 100-процентным пакетом акций» (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.03.2014 N 14768/13 по делу N А40-79862/11-123-384Б).

Лучше стоит сконцентрироваться на оспаривании последующих сделок с акциями (долями) дочернего общества либо на оспаривании всей совокупности сделок по выводу активов. Если вклад в уставный капитал «дочки» по заниженной оценке сложно оспорить, то последующее отчуждение акций такой «дочки» по номинальной стоимости оспорить гораздо легче, так как по факту акции отчуждаются по цене ниже рыночной.

Очень много споров возникает по поводу поручительств. Во многих случаях они действительно используются для создания «искусственной» кредиторской задолженности и суды признают их недействительными. Но также много случаев, когда договоры поручительства не удается оспорить, так как выясняется, что в их совершении имелась определенная экономическая целесообразность, имелись некие экономические или корпоративные связи между сторонами. Поэтому одних формальных оснований для оспаривания поручительств недостаточно, необходимо выяснять их «подоплеку» (о некоторых практиках оспаривания договоров поручительства можно ознакомиться в другой нашей статье «Использование института «злоупотребления правом» при разрешении судебных споров»).

Особое внимание следует уделять проверке платежеспособности покупателя актива. Так, физлица для «сбрасывания» активов часто прибегают к следующему нехитрому приему. Перед подачей заявления о банкротстве они оформляют фиктивный договор о продаже актива по абсолютно рыночной цене другому физлицу, не имеющему родственных связей с должником, деньги «получают» наличными по расписке, а затем эти деньги куда-либо пропадают (потерял, украли, дал взаймы другому и т.п.). Формально все выглядит правдоподобно, цены рыночные. Многие юристы разводят руками. А зря.

Если все-таки начать судебный процесс, то возможно в рамках него (через судебные запросы) удастся доказать, что покупатель не имел источника дохода на сумму сделки, а значит сделка является притворной. В этом случае суд признает сделку недействительной и актив поступит в конкурсную массу должника. Таких случаев в судебной практике достаточно.

Особенности оспаривания отдельных сделок должника

В отношении некоторых сделок закон устанавливает свои особенности их оспаривания.

Так, сделки, совершенные на организованных торгах, вообще не могут быть оспорены по специальным правилам Закона о банкротстве (п.1 ст.61.4 Закона о банкротстве).

По сути, делая такое исключение, законодатель открывает для недобросовестных лиц возможность вывода активов через торги. Ведь можно организовать торги “на понижение цены” таким образом, чтобы в них смогли принять участие только “нужные” лица.

Также нельзя оспорить как “неравноценные” или “с предпочтением” сделки, которые совершены в обычной хозяйственной деятельности должника, если их цена не превышает 1% стоимости активов должника по данным его бухгалтерской отчетности.

Дополнительные привилегии закон предоставляет банкам и ФНС. Если сделка связана с погашением кредита или уплатой обязательных платежей и при этом она формально подпадает под критерии “сделки с предпочтением”, то тем не менее она не может быть оспорена, если банк или ФНС не знали о том, что должник имеет просроченные долги перед иными кредиторами (бюджетом) и такое погашение кредита (уплата налогов) по срокам и размеру соответствовало условиям кредитного договора (законодательству РФ).

Процессуальные особенности оспаривания сделок

Заявление об оспаривании сделки должника рассматривается в рамках дела о банкротстве должника. Здесь не действуют общие правила подсудности как, например, в отношении сделок с недвижимостью. Также необходимо уплатить госпошлину (6 000 руб.).

Помимо самого заявителя участниками данного обособленного спора всегда являются: должник, арбитражный управляющий, кредиторы или иные лица, в отношении которых совершена оспариваемая сделка. Соответственно, только этим лицам необходимо направить копии заявления об оспаривании сделки.

Остальным участвующим в деле о банкротстве лицам такое заявление направлять не надо, но они вправе участвовать в судебных заседаниях по оспариванию сделки и вправе обжаловать принятое в результате определение суда.

Кто же вправе подать заявление об оспаривании сделки должника? Закон определяет, что такое заявление может быть подано:

1) внешним или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания (комитета) кредиторов;

2) представителем собрания (комитета) кредиторов или иным лицом, уполномоченным решением собрания (комитета) кредиторов — если заявление об оспаривании сделки во исполнение решения собрания (комитета) кредиторов не было подано арбитражным управляющим в течение установленного данным решением срока;

3) конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более 10% общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц (причем кредиторы вправе объединяться и соединять свои требования для преодоления данного 10-процентного порога).

Если мажоритарные кредиторы в силу ряда причин не принимают такое решение и не обращаются в суд с заявлением об оспаривании сделки, а миноритарные кредиторы сами не могут преодолеть вышеуказанный 10-процентный порог, то им остается только обжаловать бездействие арбитражного управляющего.

Действуя добросовестно и разумно управляющий должен по своей инициативе оспаривать сделки для пополнения конкурсной массы. Он не может в свое оправдание ссылаться на то, что кредиторы не приняли соответствующего решения или сами не обратились в суд с заявлением об оспаривании сделки (п.3 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016)»).
Такое бездействие арбитражного управляющего может быть даже основанием для взыскания с него убытков.

Заключение

В целом можно сказать, что институт оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является достаточно эффективным способом пополнения конкурсной массы должника.

В практике нашего адвокатского кабинета было много подобных дел. С некоторыми из них можно ознакомиться на сайте (например, дело об оспаривании договоров перевода долга на сумму 25 млн.руб. или дело об оспаривании договора безвозмездного пользования помещением и взыскании 29 млн.руб. в качестве неосновательного обогащения — оспорены как подозрительные сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов).

____________

 

[1] Prima facie — кажущиеся достоверными, при отсутствии доказательств в пользу противного.

[2] Юридическая фикция — правовой приём, заключающийся в предположении факта вопреки его действительности.

[3] Напомним, сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Сделка считается совершенной под отменительным условием, если стороны поставили прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит (ст.157 ГК).

[4] Презумпция — предположение, которое считается истинным до тех пор, пока не будет доказано обратное.

Обратный звонок


Принять политику конфиденциальности

+
Бесплатная консультация




Принять политику конфиденциальности

+
Поиск
+ Закрыть